Российское средневековье и его политические тенденции.

Поссевино далеко не один в таких наблюдениях. Изумленное внимание, и до и после слов Поссевино, обращали иностранцы, которые приезжали в Россию. Подобному отношению к народу власти, удивлялся и герой  «Поток-богатырь» А. К. Толстого, Владимира Красное Солнышко богатырь киевского князя, которого волей автора было отправлено в Московскую Русь.

Как верно подметил Толстой,  такие отношения для Киевской Руси, за исключением, быть может, отчужденных или маленьких крепостей, где их правители могли делать все что угодно с подчиненными, аморальны. Для Москвы же это считается нормой. Поссевино, первым из иностранцев пишет об этом и хочет понять, почему же так происходит? Почему русского человека «хлебом не корми, но дай поцеловать господинов сапог». Так же он отмечал: «Может показаться, что этот народ в большей степени рожден для рабства, а не подвергся ему насильно, но люди, которые быть может и видели свободу, уже давно умерли, а их дети уже не никогда не поймут что это такое, а кто будет бунтовать – будет уничтожен или убит».

Во времена, когда разброд наказывался быстро жестко, во время внешнего давления, выработали у народа понимание и чувство подчинения, передачи ему своих вольностей и прав, в обмен князь дает воинское руководство на случай войны и защиту при необходимости. Вплоть до 20 века в России сохранялась иллюзия царствования, переломный момент настал лишь в Кровавое воскресенье. Подтверждение этому – многочисленные российские самозванцы, такие как  Емельян Пугачев. Чем дальше, тем больше подкрепляли эту идею объективной необходимостью, социальные верхи.

Петр 1, своими успехами так же обязан этому принципу подчинения.  Под угрозой побития от царя, люди сбривали бороды или же покупали специальные жетоны на ее ношение, что является своего рода антагонизмом с сибирскими морозами. Соразмерность мироустройства ничуть не изменилась.

18.07.2018