Брестская уния

Теперь право вступить в братство имели все желающие. Если раньше братчиками были, в основном люди благородного сословия (шляхтичи) и духовенство, то теперь в состав православного братства при разных церквях входили и ремесленники и мелкие лавочники и даже иногородний люд.

Не все архиереи были довольны таким положением дел. Если советы шляхтичей и богатых горожан они еще терпели, то к кузнецам и скорнякам относились крайне негативно. Все чаще духовенство Западной Руси высказывало мнение, что у католиков управление церковными делами поставлено лучше — их епископы управляют церковью коллегиально — сенатом, а Константинопольские патриархи только берут налоги, не давая ничего взамен. Дошло до того, что группа православных епископов обратилась с жалобой к Польско-Литовскому королю. Сохранились выдержки из их послания: «Не в силах смотреть, как на своих патриаршеских престолах они там жируют, покупаются и продаются один за одним, а к нам прибывая, берут с нас налоги нещадные», - писали епископы польскому королю и тут же изъявляли желание перейти под его крыло. «Желаем объединиться с братьями и иметь владыку единого, которому будем верны, как Богу единому. За сим признаем Папу Римского единым пастырем нашим»,  - заканчивалось послание.

Итогом, постоянно возникавших разногласий между православными и католиками стала, так называемая Брестская Уния, которая была подписана в 1596 году в Бресте. Большая часть православных священников Киевского патриархата согласились войти в состав  римско-католической церкви, но только при соблюдения одного условия — все обряда в западно-русских церквях по прежнему будут проводится в соответствии с православными канонами. Часть киевских епископов отказались принять власть Папы Римского и созвали свой собор под охраной вооруженной дружины православного князя Константина Острожского. Как итог — раскол в православии Западной Руси, который привел к образованию двух независимых уний — перемышльской и львовской.

В начале XVII века на трон в Польско-Литовском княжестве взошел Владислав IV (1632—1648), при котором сейм провозгласил вольную веру, то есть подданные теперь сами могли выбирать какой вере служить и в какой храм ходить. Кроме этого православные и католики уравнивались в правах, а противникам Брестской унии гарантировалось сохранность церквей и свободу от преследований со стороны Рима. Так на территории Западной Руси, кроме православной, католической и нескольких протестантских добавилась еще и униатская церковь. В сложившихся обстоятельствах выиграло Московское царство, которое отныне все православные считали не иначе, как последним оплотом истинной православной веры.

Историки часто отмечают, что в те времена католицизм и протестантство были, преимущественно верой богатого сословия -  шляхтичей и панов, а к униатской и православной церкви больше стремились простолюдины, холопы. Православные князья, например сыновья противника насаждения католицизма  Константина Острожского предпочли присягнуть Папе Римскому, чем стать униатами.

Не смотря на массовое неприятие униатской церкви она активно развивалась и имела определенный вес на Западной Руси — влияла на общественно-политическую жизнь, ее сторонники заседали в сеймах, принимали законы и занимали руководящие посты в Польско-Литовском государстве. У униатов даже появились свои мученики, так одним из первых был канонизирован архиепископ полоцкий Иосафат Кунцевич, который был предательски убит в Витебске в 1623 году. Огромную поддержку униатской церкви оказывали, образованные ее патриархами монашеские ордены, самый известный из которых - орден Базилиан, получивший свое название от нескольких средневековых орденов византийского обряда. Монахи-базилианцы жили по заветам Святого Василия Великого.

21.04.2018